Сто градусов по Фаренгейту за окном обеспечивали исключительную заполняемость вестибюля мотеля «Сансет Вью Инн» в этот жаркий июльский полдень. Небольшая комната, состоявшая из стойки регистрации, пары потертых кожаных диванов, плюшевого кресла и нескольких вешалок, была единственным помещением с кондиционером в радиусе пятидесяти миль.

За стойкой регистрации находилась миссис Джуди Сандерс (худощавая брюнетка средних лет, рано овдовевшая, теперь уже единственная владелица мотеля, без вредных привычек, детей нет, номер социального страхования 530-24-9563). Она облокотилась на стойку и, перебирая длинными пальцами листы книги учета клиентов, украдкой рассматривала присутствующих. Миссис Сандерс была одета в строгое синее платье застегнутое на все пуговицы с накрахмаленным белым воротничком. Ее волосы были убраны в пучок, который венчал коричневый гребень.

На диване у окна расположилась супружеская пара из сто восьмого номера. Миссис Сандерс заглянула в анкету регистрации: «Мистер и миссис Молли» (37 и 45 лет соответственно, детей нет, подыскивают недвижимость в Неваде, путешествуют с собакой, номера социального страхования 223-17-9021 и 223-14-1522). Белоснежный лабрадор тяжело дыша развалился у них в ногах — жара давалась бедняге непросто. Мистер Молли, в спортивном костюме зеленого цвета, читал свежую (на самом деле позавчерашнюю) газету. Сидящая рядом миссис Молли была одета в весьма откровенный сарафан в горошек, ее шею венчали огромные перламутровые бусы. Миссис Молли гладила свою собаку (кобель породы лабрадор-ретривер, кличка Оскар, возраст 5 лет), шепча что-то себе под нос.

Диван у стены с фотографией зеленого инопланетянина в золотой раме занял полноватый мужчина в костюме, изучавший буклет фирмы Кенмор с оранжевым холодильником. Рядом стояла пара полосатых чемоданов, которые он постоянно таскал с собой. «Эдгар Китч, сто второй номер» (47 лет, женат, двое детей, менеджер по продаже бытовой техники, диабет второго типа, номер социального страхования 509-65-1129), — миссис Сандерс наслюнявила палец и перевернула страницу журнала.

Рядом, протирая громадный объектив на своем фотоаппарате, сидел мужчина азиатского происхождения в панаме и жилетке с сотней карманов. «Кореец», — проверила в журнале миссис Сандерс: «Господин По Янг Хун, сто первый номер, турист» (пребывает на территории США более двух месяцев, путешествует в одиночку, при себе имеет несколько средств фото- и видеосъемки, номер социального страхования — отсутствует).

И, наконец, в плюшевом кресле у вешалок устроилась молодая девушка лет тридцати. «Двадцати девяти», — уточнила миссис Сандерс в журнале учета: «Мисс Божена Покровска, сто пятый номер» (полька, эмигрировала в США пять лет назад, работа по найму в туристической сфере, номер социального страхования — в процессе регистрации). Божена, сопровождавшая туриста из Кореи, была в легких туристических шортах с карманами на бедрах, коричневых походных ботинках и клетчатой рубашке.

— Наш «тефлоновый» Ронни прав, долбанные коммунисты взорвут эту планету к чертовой матери еще до Рождества, — мистер Молли отложил газету и окинул взглядом присутствующих в ожидании реакции.
— Фрэнк, пожалуйста, ты можешь хотя бы один день обойтись без политики? — миссис Молли скорчила гримасу утомленности и вернулась к почесыванию лабрадора за ухом.
— Как по мне, сэр, раньше коммунистов нас прикончат марсиане, — Эдгар Китч махнул буклетом в сторону висящего над диваном фото, — остается надеяться, что дядя Сэм найдёт способ защитить Америку до того, как они нападут.
— О, так вы здесь поэтому? — мистер Молли подался вперед, оживившись, — Уверяю вас, сэр, никакой «Зоны 51», как и марсиан — не существует. Это все россказни желтой прессы. А вот коммунисты и их ядерная бомба — вполне реальны.
— Я здесь по работе, и, уж поверьте, таких холодильников, — мистер Китч продемонстрировал буклет мистеру Молли, — нет даже на Марсе, не то что у коммунистов.

— Извинять, сэр, вы знать как моя попасть Зона 51?  — господин По отложил фотокамеру в сторону и поклонился.
— О, думаю никак. На то она и секретная зона, — Эдгар пожал плечами, — но куда я точно смогу достать вам пропуск, так это на наш секретный склад!

Мистер Китч открыл чемодан, достал оттуда увесистый каталог и протянул его господину По.
— Три тысячи наименований! Все, начиная от фонариков и заканчивая трехкамерными холодильниками! И, кстати, — Эдгар указал на камеру господина По, — я могу поделиться с вами служебным купоном со скидкой на фотообъективы.
Мистер Китч наклонился к господину По и прошептал:
— Он только для сотрудников, но мне он ни к чему, а вы, я вижу, человек увлекающийся фотографией, — Эдгар вложил внутрь каталога листовку и заговорщицки подмигнул.

Господин По осторожно взял каталог двумя руками и поклонился в знак благодарности. Он повернулся к креслу и обратился к сидящей в нем мисс Покровски:
— Мисс Бозена взять, моя заезжать по дороге назад секретный склад.
— Конечно, сэр, — мисс Покровски улыбнулась клиенту и одарила мистера Китча испепеляющим взглядом. В ответ тот расплылся в самодовольной ухмылке.

— Мисс! — мистер Китч поднял руку и помахал миссис Сандерс.
— Я миссис — кокетливо улыбнулась она, подойдя к клиенту.
— О, простите ради Бога! Вы так молодо выглядите! — сделал заученный комплимент Эдгар, — могу я попросить баночку колы? Холодной, если можно.
— Конечно, сэр, одну минуту, — миссис Сандерс отправилась в подсобку к холодильнику.
«Какой милый мужчина»,— думала она по дороге: «Обходительный, галантный и хорош собой». Уже в подсобке, доставая банку, она почувствовала как бешено колотится её сердце. Миссис Сандерс приоткрыла дверь и посмотрела на мистера Китча.
«Господи, неужели это он? Тот самый, что снился мне все эти годы! Неужели это судьба?» — ее руки задрожали и банка упала на пол.
Вытирая внезапно появившиеся слезы, миссис Сандерс достала вторую банку и неуверенной походкой отправилась к Эдгару Китчу.

С каждым шагом она приближалась к самому важному событию в своей жизни. Ей казалось, что от мистера Китча начало исходить необычное сияние и от этого у нее приятно заныло внутри.
— Вот, — она протянула банку мистеру Китчу, — за счет заведения.
— Спасибо огромное, вы меня просто спасли! — Эдгар открыл банку и жадно глотнул холодной газировки.
Миссис Сандерс завороженно смотрела на мистера Китча, слегка покачиваясь и ощущая каждый глоток мистера Китча всем телом.

— Еще кое-что, сэр, — она легонько дотронулась до плеча мистера Китча.
— Мг-бр-да-да? — часть напитка пролилась на рубашку.
— Я ЛЮБЛЮ ВАС! — выпалила Джуди, заламывая себе руки. Все в комнате удивленно уставились на нее.

Эдгар Китч открыл рот, чтобы ответить хоть что-то, но не мог подобрать слов. Он обвел глазами вестибюль в поисках поддержки, но присутствующие молчали. «Азиат с белобрысой стервой ничем не помогут, старая карга в сарафане для подростков и, видимо, ее муж, фанат Рейгана»…
Здесь мысли Эдгара Китча запутались. Он хотел было продолжить обзор комнаты, но не мог. Его взгляд как будто зацепился за левую часть дивана у окна. Там, где сидел мистер Молли.
— Вы слышите меня?! Я ЛЮБЛЮ ВАС! — уже кричала миссис Сандерс, слегка дрожа.
— А, грмх, да-да. Спасибо большое, — мистер Китч вручил миссис Сандерс банку с колой, поднялся с дивана и подошел к мистеру Молли.
— Эдгар Китч, — он протянул свою руку.
— Фрэнсис Молли, — мистер Молли недоуменно пожал протянутую ладонь.
«Наверное, такие руки были у древних богов» — Эдгар Китч чувствовал, как по ладони поднимается исходящий от прикосновения жар и заполняет все его тело. Он не смог совладать с собой и второй ладонью принялся гладить руку мистера Молли.
Френсис Молли испуганно пытался освободить конечность из объятий мистера Китча, но безуспешно.
Двадцать лет брака, жена, дети, ранчо и двое лошадей, мечты о покупке яхты — все это в один миг провалилось в пропасть. В огромную пропасть, похожую на черную дыру из фантастических комиксов. В центре дыры стоял светящийся мистер Молли и Эдгара Китча неумолимо в неё затягивало.
Он поднял взгляд на Френсиса и произнес:
— Фрэнк, я… Я люблю вас! — Эдгар встал на одно колено и попытался поцеловать руку мистера Молли.

Улучшив момент, тот наконец вырвался и запрыгнул на диван с ногами.
— Сэр, что вы такое говорите! Успокойтесь, сэр! — в поисках поддержки он посмотрел на миссис Молли, но ее блуждающий взгляд был где-то далеко. Он взглянул на миссис Сандерс, но понял, что та не сводит глаз с ополоумевшего мистера Китча. Азиат пялился в пол, блондинка напротив…

«БЛОНДИНКА НАПРОТИВ», — если представить, что голова мистера Молли была будильником, то сейчас он наконец-то сработал. Она смотрела на него! И она смотрела ЭТИМ взглядом!
«Это взаимно!!», — мистер Молли улыбнулся ей, — «Ха-ха! Наконец я смогу развестись с этой старой клячей! У нас с этой мисс Блонди будут очень красивые дети!»
Мисс Покровска улыбнулась еще шире и расстегнула верхнюю пуговицу рубашки.

Мистер Молли пошел в атаку, он почти перепрыгнул стоящего на колене мистера Китча и в два прыжка оказался у кресла. Без лишних слов, Фрэнсис упал на пол и обнял ноги своей суженой.
— Сэр, что вы творите?! — завизжала Божена.
— Как что? Я же ЛЮБЛЮ вас! И я видел, как вы отвечали мне взаимностью! — мистер Молли глупо улыбнулся и начал целовать ноги мисс Покровски.
— Kurwa mać, я не тебе улыбалась, придурок! — Божена откинула мистера Молли в сторону и подбежала к дивану, где он только что сидел.

Она запрыгнула на сиденье и прильнула к сидящей на нем миссис Молли.
— Помогите! — заорала миссис Молли.
Божена приложила палец к ее губам:
— Ш-ш-ш, малышка, помощь уже близко, — мисс Покровска воспользовалась замешательством миссис Молли и страстно поцеловала ее.
Через долгие секунды, оторвавшись от мычавшей что-то миссис Молли она перевела дух и добавила:
— Я ЛЮБЛЮ тебя!
Божена попыталась было повторить поцелуй, но ловкая миссис Молли засунула скомканную газету в призывно открытые губы мисс Покровски и отскочила от дивана.

Миссис Молли подбежала к единственному невозмутимому человеку в помещении — господину По Янг Хуну и, без лишних слов и языковых барьеров, просто села ему на колени, задрав сарафан и сбросив фотокамеру с огромным объективом на пол.
— Ну привет, сладкий! Покажи мне свой кунг-фу!  — она пощекотала языком его ухо и прошептала, — Я люблю тебя, дурачок!

Невозмутимый кореец По ничего не ответил миссис Молли.
И даже не показал свой кунг-фу, потому что в школе он учил только дыхательную гимнастику Ци-Гун. А еще, в школе он постоянно ссорился с бабушкой Чоын, когда та готовила босинтхан из собаки. Господин По никогда не ел босинтхан.

По Янг Хун не отрываясь смотрел на пол. На тот самый пол, на котором лежал белоснежный лабрадор Оскар.
«Двадцать лет скитаний по миру. Двадцать лет поиска себя, поиска друга, партнера.
И вот, здесь, в глубинке, на другом конце света, я нашел свою вторую половину.  Гармония, наконец, достигнута», — господин По заплакал.
Он был хорошо воспитан, поэтому не мог просто подойти и заговорить с лабрадором. Но, поскольку поцелуи миссис Молли перешли от его уха к шее, а ее пальцы уже намеревалась расстегнуть жилет — господин По решился на нарушение этикета. Он тактично отодвинул миссис Молли в сторону и подошел к собаке.
— 만나게되어  영광입니다, — выразил он свое почтение и поклонился.
— 사랑해, — добавил он, окончательно разрыдавшись, и упал на пол рядом с Оскаром.

* * *

— Что это за дерьмо, Ковальски?— бригадный генерал Джойс выключил монитор и резко развернулся в кресле, вонзившись взглядом выпученных глаз в молодого лейтенанта за пультом.
— Какое дерьмо, сэр? — уши лейтенанта Ковальски покраснели.
— Я не про твои мозги сынок, они настолько высокого звания не заслуживают. Что за дерьмо происходит ТАМ?
— Вы имеете ввиду на объекте, сэр?
— Да, черт возьми, на долбанном объекте! Ты настолько тупой, что не можешь ответить на простой вопрос? — Генерал вскочил с кресла и принялся расхаживать по залу бункера, — Еще раз, по пунктам, какой был план?

Лейтенант Ковальски вскочил с места, вытянулся по стойке смирно и отчеканил:
— Эксперимент 9-14 Браво Альфа 3. Цель — испытания боевого излучателя Виски Ромео 25501. В рамках испытаний, отобранная репрезентативная группа должна была подвергнуться воздействию излучателя и мутировать в боевых зомби, сэр! — Ковальски выпятил грудь и козырнул.
Бригадный генерал Джойс покраснел и заскрежетал зубами.
— Тогда что за дерьмо тут происходит!? ГДЕ. МОИ. ЗОМБИ!?— он прыгнул к монитору, включил его и снова начал буравить дыру в голове лейтенанта.
Ковальский взглянул на экран округлившимися от удивления глазами, генерал последовал его примеру и быстро выключил монитор. В вестибюле мотеля «Сансет Вью Инн» происходила массовая оргия с участием всех посетителей, лабрадора и вешалок.

— Сэр, разрешите пересмотреть настройки излучателя для обнаружения проблемы, сэр? — лейтенант Ковальски снова вытянулся в струну.
Генерал подошел вплотную к нему. Из его ноздрей шел пар. Он взял в руки тяжелую кожаную папку с надписью «Зона 51, Объект WR 25501» и размахнулся ею, очевидно собираясь залепить недотёпе затрещину.
— А у тебя нет выбора, Ковальски. Иначе пойдешь под трибунал! — генерал захлопнул папку перед носом у лейтенанта и быстрым шагом вышел из бункера.

Ковальски вздохнул и подошел к креслу, где только что сидел генерал. Опустившись на корточки, он открыл небольшой люк в полу, который обнажил еще одну панель управления.
«С настройками и правда придется повозиться, обратная волна не доходит до второго блока», — он щелкнул переключателями и закрыл крышку. Затем подошел к своему столу и достал из него фотографию в желтой рамке. На фото был изображен бригадный генерал Джойс в парадной форме. Лейтенант Ковальский поцеловал указательный палец и прислонил его к губам Джойса.
— Мы все равно будем вместе Гарри, вот увидишь.
Он медленно опустился на кресло, достал из ящика стола кассету с надписью Джон Пол Янг и вставил ее в свой Сони Волкман.
В наушниках зазвучало: «Love is in the air,  everywhere I look around…»